Чучхе107(2018) ноябрь 18

 

Имя кубинского ребенка – 《Сэпёр》

 

Шли дни ноября 1990 года. Однажды Ким Чен Ир получил благодарственное письмо от кубинских супругов-языковедов, которые занимались в КНДР литературно-стилистической обработкой текстов переводов. В письме была выражена их сердечная просьба – дать имя своему сыну, рожденному в Пхеньянском роддоме.

...Восемь лет назад они уже были женаты, но у них, к сожалению, не было ребенка.

А в дни пребывания в Пхеньяне супруга, к счастью, уже беременная, оказалась в Пхеньянском доме матери и ребенка.

Она была очень рада, но все же ее не покидала тревога: через три месяца заканчивается их срок работы в Пхеньяне, и им придется вернуться на Родину, поэтому не была исключена возможность, что у нее опять произойдет выкидыш. Все дни у них проходили в беспокойстве. Узнав об этом, Ким Чен Ир позаботился о том, чтобы и после истечения намеченного срока пребывания кубинка и ее муж остались в Пхеньяне и роженица продолжала пользоваться медпомощью в роддоме.

Наконец у них в семье родился долгожданный сын. И они, полные чувства благодарности Ким Чен Иру, в своем письме попросили его, как попечителя новорожденного, дать ребенку корейское имя.

Он, очень обрадованный рождением первого сына у супругов-иностранцев, сказал: по-моему, хорошо было бы назвать его 《Сэпёр》 (《Предутренняя звездочка》), поскольку эту звезду можно видеть отовсюду. Он также послал новорожденному подарки – ткань для костюма, детские одежды, ткань для одеяла, сгущенное молоко, сахар-песок и так далее. Кубинка и ее муж, тронутые до глубины души, просто не находили себе места.

Такую же историю можно рассказать про имена ребятишек из Палестины и Китая – 《Чиндаллэ》 (《Азалия》) и 《Сольгван》 (《Снежный луч》).

Написать читательское впечатление
Change the CAPTCHA codeSpeak the CAPTCHA code
 

Copyright © 2003 - 2018 《Korea Ryugilo Editorial Bureau》

All Rights Reserved